Быстрая навигация: рыбалка новичку рыбы снасти для рыбалки литература для рыбалки законы о рыбной ловле аквариум

на главную страницу назад
   

РАДУЖНАЯ ФОРЕЛЬ НА ОЗЕРЕ ДИВНОМ

Уильям Хиллен

      Автор книги лЧерная река, из которой взят этот очерк, Ч сотрудник канадской Службы рыбы и дичи. У. Хиллен Ч опытный охотник и рыболов, хороший знаток географии края, жизни и быта индейцев.
      Книга содержит много интересных сведений о природе Британской Колумбии, о ее лесах, реках и озерах. Природа Западной Канады, конечно, отличается от нашей, но тем не менее этот край имеет много общего с некоторыми районами Дальнего Востока, что представляет дополнительный интерес для отечественного читателя.
      Основное внимание в книге У. Хиллена уделено охоте и спортивному рыболовству. Любительское рыболовство в Канаде Ч хорошо развитый массовый спорт. По своему принципиальному смыслу и значению оно ничем не отличается от спортивной охоты. В Северной Америке любительское рыболовство имеет весьма строгие правила, основанные на глубоком знании биологии и экологии рыб. Служба охоты и рыболовства Не разделена там, как у нас (Охотнадзор, Рыбнадзор), а составляет единое целое. Государственный инспектор Службы рыбы и дичи Канады одновременно обеспечивает контроль за всей дикой живой природой. Есть смысл и нам присмотреться к этому полезному опыту.
      Впрочем, есть в канадском спортивном рыболовстве и довольно необычные для нас правила. Например, предписывается выпускать пойманную рыбу обратно в водоем. Об этом часто упоминает и У. Хиллен.
      лРадужная форель на озере Дивном Ч образец очерка о природе, в котором органично сочетаются художественность изложения с подробным, по-научному точным описанием живой природы.

     Гроза, выкованная по всем правилам кузнечного ремесла, неотвратимо подкатывалась. Ливневые облака громоздились в виде наковальни, которая неслась на нас, гоня перед собой бурлящий облачный вал. Над пачками черных крыш высилась колоннада с обманчиво белыми капителями. Выпущенная на тихоокеанские просторы буря мчалась на восток, подхлестывая ветром. Сквозь налетевшие тучи послышался рокот далекого грома, и от склонов гор отразились раскаты взрывов. Все замерло в ожидании.
      Ч Нас будут лечить электрошоком, Ч предсказал Слим.
      Ч Может, остановимся? Ч предложил я. Добраться к Чайни-Фолз до темноты мы не успевали, не могли бы натянуть палатку, пока не начался ливень.
      Ч Ручей Дивного озера здесь, Ч сказал Чарли. Ч Лошадям жратвы от пуза.
      Небольшой, но до краев полный ручеек пересекал дорогу, тек вдоль поросшей тополями равнины, спускался по ерику на другую равнину и там впадал в окаймленное лугами озеро. В невысокой осиново-березовой рощице мы нашли хорошее место. Молнии раскалывали небо над головой. Дождь лил как из ведра. Град барабанил по брезенту с оглушительным грохотом. Из черного фундамента бури высунулась зазубренная вилка и, потыкав в купу деревьев неподалеку, наполнила воздух озоном.
      Ч Время засечь успел? Ч спросил я
      Ч Мы в самом безопасном месте.
      Ч Может, попытать счастья на Дивном, когда немного утихнет? Минни тут сетью десятифунтовиков брала.
      Ч А чего ждать? Плащи у нас есть.
      Ч Плохое место при молнии, Ч предостерег Чарли. Ч Большая гроза!
      Ч Ладно, обождем немного, Ч уступил Слим.
      Чтобы не терять времени, мы решили пока что ознакомиться с обликом этой малоизвестной местности по топографической карте и аэрофотоснимкам, сделанным с шестикилометровой высоты. На обширном пространстве оледенение выдолбило углубления для сотен больших и малых озер, раскиданных по плоскогорьям Нечако и Фрейзера. Цепь озерков шла вдоль южного склона Тополиной горы.
      Ч В них во всех должна быть форель, Ч сказал Слим. Ч Мы пошли на озеро. Чарли, пойдешь?
      Ч Нет. Пока в палатке побуду. Минни говорит Ч плот на той стороне, у луга.
      Гроза поутихла, и мы отправились в путь. Лошадиную тропу затопили бобры, и мы пошли по кромке леса. Километрах в трех под склонами, поросшими тополями, березами и редкими соснами, лежало озеро. Тишину нарушала только выпрыгивающая из воды форель. Мы приготовили поплавочные удочки с тяжелыми поводками.
      Плот Минни сказался типичным индейским плотом Ч продолговатым, узким, легким в управлении. Я подвел его к месту, откуда уже можно было добраться до выныривающих рыб, Ч над отмелью, где форель пряталась в камышах. Не успел Слим закинуть леску, как из прозрачной воды выскочила огромная радужная форель, схватила муху с первого удара, сделала четыре быстрых прыжка и ушла под водой на простор.
      Ч Она утащила мою наживку! Ч пожаловался Слим. Увидев, как забурлила вода от поднимающейся форели, я хлестнул удочкой, и муха повисла над водой в самое время. Рыба подскочила, прошлась на хвосте по воде, отряхнулась, снова подпрыгнула и бросилась в глубину позади плота. Я чуть не остался без пальца. Форель замедлила ход, утащив только половину запаса лески. Слим греб следом за рыбой, а я потихоньку подводил ее к краю плота, где Слим поймал ее сеткой.
      Ч Фунтов девять-десять, Ч объявил он, перед тем как снять рыбу с крючка. Ч Здоровая и жирная.
      Мы вернулись на отмель, но ветерок повернул на сто восемьдесят градусов, и прыгунов больше не было. Слим закидывал удочку снова и снова. Я наладил катушку с донной удочкой и протянул ему. Он забросил больше двадцати метров лески, дал ей погрузиться и стал медленно сматывать. Я удерживал плот неподвижным у края обрыва.
      Наживка была уже почти у плота, когда вдруг ее схватила рыба. Сняв форель с крючка, мы прикинули, что в ней должно быть фунтов одиннадцать-двенадцать. Как и первая, это была крепкая и сильная рыба.
      Крупную форель мы со Слимом обычно берем сачком. Это лучше для рыбы, которую не приходится вконец изматывать, прежде чем снять с крючка. Даже действуя с предельной осторожностью, иной раз мы вынуждены помогать рыбе прийти в себя, пока она наберет кислорода и восстановит силы, чтобы уплыть. Если у нее нет кровотечения или ушиба внутренних органов, она все равно выживет. От потери крови рыба гибнет. Рыболовы на живца, особенно специалисты по кетовой икре, часто обнаруживают, что крючок вонзился в верхнюю часть желудка. Именно в этом случае рыба теряет много крови.
      Ветер, который за всю грозу был не больше пяти узлов, опять повернул на сто восемьдесят градусов, и рыба снова начала искать корм на поверхности. Но черные полосы дождя молотили воду, молния била в вершину горы и целилась вилкой в гнездо скопы. На озере было небезопасно. Мы пристали к берегу и разожгли костер.
      Сэк появился из-за сосен и присоединился к нам, отряхнувшись и окутав нас скунсовой атмосферой. На прошлой неделе, обследуя пенек, он напоролся на скунса, который тут же лнадушил его. Я окунул пса в томатный сок, выкупал его с мылом, а потом опрыскал дезодорантом, но в мокром виде он по-прежнему распространял запах скунса, висевший над ним, как облако.
      Ч Фу, как от тебя несет, Ч сказал я Сэку. Тот серьезно оглядел себя и поднял на меня взгляд, говоривший: лЧто поделаешь, я и сам себя едва выношу.
      Гроза длилась полчаса. Потом мы удили ниже по озеру то с донной, то с поплавочной удочкой и всякий раз успешно. Ни один вид спорта не заменит рыбной ловли! Ею можно заниматься в любое время, были бы только досуг и желание. Не надо ждать, пока устоится погода, пока потеплеет или похолодает или пока начальник уедет по делам. Стихии влияют на рыбную ловлю, но сидеть на привязи из-за того, что одна из них проявляется не в полном соответствии с нашими планами, Ч значит попусту тратить драгоценные свободные часы.
      Удочка с наживкой, катушка, леска составляют единую снасть, все части которой пригнаны друг к другу. Мне больше всего нравится удилище из расщепленного бамбука, но хорошее пластмассовое я предпочту плохому бамбуковому, хотя, ясное дело, пластмасса с бамбуком не идет ни в какое сравнение. Удилище должно быть прочным, с упругим концом, быстро возвращающимся в исходное положение. Движение должно почти равномерно передаваться по всей длине от конца к черенку. Хорошая удочка закидывается без усилий. За хорошей удочкой, даже пластмассовой, надо ухаживать любовно. Большийство рыболовов скорее дадут взаймы свою невесту, чем удочку. Я никогда не укладываю влажную удочку в плотно закрывающийся чемодан: от сочетания жары и сырости удочка быстро лсварится Ч потеряет упругость, расклеится, станет ломкой. Катушка должна быть легкой, но не хлипкой, и большой, чтобы кроме основной лески с приманкой на ней уместился хороший запас лески. Я ловлю на муху стальноголового лосося, и форель; у меня две катушки лхарди разного размера, обе с запасным барабаном. (Некоторые рыболовы берут по два комплекта снастей, но, как и у ружья, у каждой снасти свои особенности, так что все равно привыкнешь к какой-то одной, и она станет любимой. Из лесок я предпочитаю крученую и для поплавочной, и для донной удочки. На катушках у меня укреплены поплавки, на запасных катушках грузила, и, когда нужно, .я быстро меняю катушки.
      При таком снаряжении мои расходы минимальны. Поводки у меня трехметровые, и они недороги. На наживки некоторые тратят много денег, но это не обязательно. Лучше потратить эти деньги на крючки. Трудность насадки на самом деле преувеличена, даже новичок может привязать муху на хороший крючок.
      Помимо снаряжения рыболову нужно знать насекомых. Хороший рыболов на муху умеет приспосабливаться к обстоятельствам. Он определяет, почему рыбу не трогают его ухищрения, и меняет подход. Он знает, между прочим, что в ручьях и озерах форель питается живущими в воде личинками крылатых насекомых, а также насекомыми, которые проводят под водой всю жизнь. Временами каких-то личинок становится особенно много, и тогда рыбе под водой раздолье. Еще он знает, что радужная форель, бывает, роет носом землю, выкапывая со дна озера всевозможный корм, особенно на мелководье с мергельным дном или таким дном, какое любят гагары. Личинки стрекоз, поденок, веснянок, ручейников, мелкие улитки и пиявки, а также креветки, зарывшиеся в донный хлам после любовных похождений, Ч все идет на корм рыбе.
      Я стараюсь как можно больше узнать об озере, на котором ужу, и о его окрестностях, о том, что происходит в воде, что за твари ползут на берег, кто летает над водой, что в желудке у рыбы. Рыболов, не интересующийся этими мелочами, проторчит попусту у воды в самые благоприятные дни. Кое-что можно узнать ночью, просветив мощным фонарем трех-шестиметровую водную толщу до дна. Нужно только пошебуршить дно шестом Ч личинки и пиявки сразу же заползают, и тогда можно будет придумать, с какого бока подбираться к рыбе, у которой природного корма хоть отбавляй, Ч конечно, если озеро не изгажено промышленными отходами.
      Летом на иных озерах бывают дни, когда рыба словно пропала. Может, у нее лразгрузочный день и она сидит на одном планктоне? На самом деле рыба, конечно, есть, по крайней мере в наших озерах. Чем же кормятся эти скользкие твари? Не обращайте внимания на пессимистов, говорящих, что рыба ушла, что жарко, что рыбы нет. Подойдите к делу творчески: налаживайте удочку, поводите муху, приспосабливайтесь к жизни как она есть. Например, подвяжите побольше грузил, чтобы дойти до термоклина, особенно в середине лета, когда озеро гладкое как стекло.
      Ловля на личинку донной удочкой покажется новичкам непонятным новшеством, но ветеран оценит Это изобретение. Педант, который принципиально ловит только на сухую муху и должен, хоть убей, увидеть, как бурлит вода и форель поднимается на поверхность, не поймет, в чем прелесть такой ловли, когда наживку погружают чуть ли не до самого дна и потихоньку ведут. Пожалуй, для души в этом меньше отрады, чем при ловле на сухую муху. Во всяком случае, такая ловля закаляет терпение, так как при ней нельзя торопиться снова забрасывать. И она развивает у рыболова тонкость осязания Ч ведь форель иногда выплевывает наживку в мгновение ока.
      В озерах, где удишь, стоя на якоре под обрывом, над зарослями водорослей, над отмелью или рифом, мне не нравится лбыстрая донная удочка, которую трудно контролировать, когда вытаскиваешь. Она погружается слишком быстро и часто цепляется за дно или запутывается в водорослях. Мне больше по вкусу средняя скорость, когда леска идет на дно без остановки, но легко возвращается и с дальних, и с близких расстояний. лБыстрая хороша только для стальноголовых лососей и мальмы.
      Возможность забрасывать смело и далеко Ч большое преимущество. Точная и деликатная подача наживки здесь не так важна, как в ловле ни сухую муху. Пробным забросом обычно можно выяснить, на какой глуби не пасется рыба. Иногда это каких-нибудь несколько футов. В кристально чистом озере видно, как погружается наживка, как рыба ходит на глубине, и можно прикинуть, за сколько времени леска достигнет того или иного уровня.
      Для донного ужения очень хороши наживки на больших тяжелых крючках Ч № 4 или № 6, можно даже брать крючки с утяжеленным цевьем. Хороши черные, желтые, оранжевые и зеленые мухи как целые и в пол ном оперении, так и малость общипанные. Их легко прикрепить, и рыба почти всегда на них клюет. лКреветка, лдоктор Спрэгли, лпиявка черные или темно-коричневые, а также водные насекомые вроде гребляков тоже хороши. Но дело не в названиях. Лучше говорить о типах наживок. Сам я едва ли сумею определить два десятка мух без ошибки, да и вряд ли все они найдутся в моих коробках с наживками.
      В рыбной ловле, как и в охоте, самое приятное выслеживать и подкрадываться. Просто прийти на водоем или стать на якорь над отмелью и начать удить Ч мне не интересно. Я люблю выбрать себе жертву и постараться выловить именно ее, особенно когда ужу в небольшом озере, где живет несколько увертливых крупных рыбин. Таких рыб я запоминаю надолго.
      Иногда я ловлю на одном озере, куда входить через изогнутую заводь, настолько заросшую лилиями, что, кажется, байдарке туда не пробраться. По сути, это пруд метров четыреста в ширину. Береговой откос круто уходит в глубину метров на двенадцать. Ручеек, текущий из поросшего тополями и елями болота, никогда не пересыхает, и в нем достаточно места и гравия для небольшого нерестилища. В этом озере водятся рыбы фунтов на десять-пятнадцать. Мы с доктором Бэйкером открыли его много лет назад и из года в год независимо друг от друга ходили туда за форелью.
      Люблю сначала посидеть в лодке у края воды, разглядеть внимательно все вокруг и только потом забросить леску. Сознательное мышление отключается, и в душу входит мирная жизнь пруда, но, если всплывет форель, я ее замечу: обычно это одна-две рыбы...
      Помню, как-то весной я сидел там, погруженный в созерцание. На берегу появилась лосиха с крошечным новорожденным теленком. На озере были гоголи, ушастые поганки и малые гоголи Ч всех по паре. В камышах бранились трупиалы, в лесу барабанили воротничковые рябчики, причитал козодой, выпь скрипела как водокачка.
      В камышах форель поедала стрекоз. Я наблюдал за прыжками этой рыбы почти до вечера. Через полчаса стемнеет. Форель возобновила взлеты. Я осмотрел ярко-голубую полосатую муху лбелый медведь на крючке № 2 с длинным цевьем. Наживка потрепанная, слишком крупная, экзотическая. Хороша для показа, для беседы рыболовов, только не в воде. Вещь завораживающая, подошла бы, пожалуй, для людоедки-мальмы, дремлющей на дне пруда и пожирающей все, что попадется на глаза. Я привел в порядок муху, подострил крючок, привязал наживку.
      Выскользнув из своей засады, я отмотал метров двадцать лески, оставив немного в запасе, и начал ждать. Рыба поднялась около лилий. Подаю наживку, форель буравит воду, но крючок засел крепко. Рыба едва не погубила меня и мою лодку на затонувшей коряге, а потом проволокла сквозь заросли лилий в заводь. В конце концов я вытащил ее сачком, прикинул на руке, сколько весит, а затем выпустил на волю...
      Ч Поздно уже, и я с голоду подыхаю, Ч напоминаю я Слиму в третий раз.
      Ч Ладно. Шабаш. А то я здесь готов хоть неделю торчать.
      Широкий плотный лось ростом этак на метр тридцать рысцой пересекает луг, грузная складка кожи на шее раскачивается из стороны в сторону. На рогах все еще приклеены полоски бархата.
      Ч Неплохо бы такого заложить в морозильник, Ч говорит Слим. Ч Ничего, вертелу по нему недолго скучать.
      Хитро придумала природа. В гон лось-самец почти ничего не ест, хотя бродит без устали в поисках коровы. К ранней зиме он не успеет запасти ни грамма жира, если же осень протянется, то к декабрю лось будет опять в форме. В брачный сезон, когда лось возбужден и плохо соображает, охотиться на него легче, но бить на мясо его нужно в августе или в самом начале сентября. Поэтому в отдаленных районах охоту на лосей открывают рано.
      Ч Есть новости, Чарли?
      Ч Лошади малость разбрелись. На ночь поближе поставлю.
      Слоисто-дождевые облака после грозы рассеивались, начинали поблескивать звезды. От костра, разведенного Чарли, дышало уютом. Аромат рома, разбавленного водой Дивного ручья, мягко вписывался в благоухание ночи. Мы жарили мясо на ивовых угольях, тушили собранные в котловине грибы. Сэк съел четырехфунтовую форель и сгрыз в порошок кости от жаркого. А потом настал и черед гагачьего спальника. Дождик постукивал по брезенту. Шуршали камыши. Радужная форель плескалась в берилловых водах.

Перевод с английского Н. Перлиной
печатается по изданию "Рыболов-Спортсмен", 1989

назад
на главную страницу
   


Рейтинг@Mail.ru   Rambler's Top100  

Copyright © David Rayerson 2001-2004. Design © 1999 All rights reserved